Lila Rauch

Иоахим аккуратно поставил свою винтовку к ящику с патронами. Достав флягу он стал жадно глотать воду. Стояла жара, а лёгкий ветерок от неё не спасал. По лбу юнгера начала стекать капля пота, которую он лениво вытер.

"Беккер!" - юноша услышал позади голос своего оберфельдфебеля.

Иоахим встал по стойке смирно и даже не закрывая фляги, громко отозвался:

- Иоахим Беккер, первый корпус! - солдат салютовал офицеру, которого звали Фриц.

Офицер салютовал в ответ и показал жест "вольно".

- Ты отлично стреляешь, шютце, ещё несколько учебных выходов на полигон с таким результатом и я позабочусь о том, чтобы тебе вручили значок отличия.

Оберфельдфебель поправил на своей груди Испанский крест и указал на него:

- Это награда за мою точность. Владение винтовкой ни раз спасала мою жизнь в Испании. И жизни моих товарищей.

Хвалю, юнгер!

Иоахим не был парнем тщеславным. Он и так отлично знал, что на настоящей войне его талант к дальнобойным винтовкам будет его спасением.

- Благодарю, Господин Оберфельдфебель!

На этом их диалог закончился, Офицер ушёл в сторону военного аэродрома, а юнгер продолжил пить воду.

Иоахим был чистокровным арийцем, весь его род уходил корнями в военное ремесло. Как и подобает арийцу, у него были блондинистые волосы и голубые глаза. Юноша был высоким и статным, этим он пошёл в своего отца.

Его отец – лейтенант Вермахта в Дрездене, мать – штабс-ефрейтор в Берлине, а старший брат – оберфельдфебель где-то в Африке.

Самого Иоахима отдали юнгером Тодскую Академию Вермахта, провёл он здесь уже около четырёх месяцев и приобрёл статус отличного ученика и знающего дело солдата. Его перевели в первый корпус академии, где учились лучшие из лучших, что было для него огромной честью.

К Иоахиму подошёл уставший курсант с такой же винтовкой, как и у Беккера.

Это был его друг - Акош, венгр по национальности и воин по призванию. Он хорошо знал немецкий и плохо венгерский. Это было неудивительно, ведь Акош родился в Гамбурге и всю свою жизнь не выезжал из Германии, а его отец – шишка в Вермахте, представляющая весь Венгерский народ.

- Опять жара, сколько можно? Когда уже зима, чтобы всё белое, холодное и свежее? - Акош поставил свою винтовку рядом с тем же ящиком, что и Иоахим, открыл свою флягу и посмотрев внутрь на мгновение – принялся пить.

- Зимой можно умереть от переохлаждения, летом от обезвоживания, весной от того, что простудился под дождём, осенью...

- От пули. - Перебил друга Акош, пронзив того серьёзным, грубым взглядом. Иоахим ответил ему тем же. Прошло три секунды и друзья рассмеялись.

"Чего смеёмся?" - к двум курсантам подошло около десяти юнгеров. Они были из другого, неизвестного корпуса. Вид их был уставшим, форма потной, а за плечами у каждого висело по винтовке Маузера.

Акош отвлёкся от фляги, закрыл её и ответил:

"Чего ребят, потерялись?" - его намерения были не самыми доброжелательными. Это заметил и Иоахим, который не дождавшись ответа на вопрос друга, задал свой вопрос.

- Сегодня же у первого корпуса учебные стрельбы, что вы тут делаете?

Вперёд вышел один из юнгеров, который, похоже, был у них лидером.

- Нас отправляют на фронт, завтра днём вылет.

- Вот чёрт - Беккер не ожидал, что на фронт отправят не их корпус, ведь они считались самыми образцовыми курсантами. - Что же, желаю удачи.

Акош тоже опешил от таких новостей, ведь последний месяц он только и рвался на передовую, встречая от офицеров и курсантов лишь смех вроде "первая русская пуля будет твоей" или "под себя сходишь от артобстрела".

Конечно, они так подшучивали над венгром, потому, что знали, что он крепкий малый.

"Да пошло оно всё к чёрту!" - Акош вновь занялся флягой.

___________________________________________________________________

Петер Лангер вышел из своего чёрного фольксвагена жука. Его взору предстал Центр Разработки Оружия Массового Поражения. Среди гор, которые покрывали леса – эта база была почти скрыта от вооружённого взгляда как с воздуха так и с земли. Чтобы добраться сюда, нужно точно знать путь в лабиринте лесной чащи, но даже имея точную карту, нужно было бы пройти через все посты охраны, которыми был усеян весь лес вокруг научного центра.

Сам же центр представлял из себя около дюжины строений – офицерские и солдатские казармы, лечебница, арсенал, гараж, лаборатории, охранные пункты, вышки и жильё для прислуги. Прислугой, соответственно, были заключённые. Сама территория комплекса была окружена двумя заборами с колючей проволокой и минным полем. Одним словом – неприступная крепость.

К Лангеру подошёл офицер из охранного пункта, салютовав ему:

- Хайль Хитле, Штурмбаннфюрер! Мы вас ждали, как доехали?

Петер салютовал в ответ.

- Доклад. - терпеливо ответил Лангер. Он не терпел вопросов о состоянии его здоровья, дел и прочего. Только строгая субординация. Только работа.

Офицер протянул Лангеру блокнот и тот взял его, параллельно показав водителю машины, что он свободен. Жук уехал в сторону гаража.

Петер стал вдумчиво вчитываться в информацию.

"Научная группа Шиксал завершила исследование материала на сто процентов и уже приступила к серии экспериментов. Группа "Копф" начала ставить первые опыты на заключённых, доктор Кёлер доволен первыми результатами."

Лангер на мгновение улыбнулся, хотя может это только показалось офицеру.

После чего отправился в сторону лабораторий.

"Штурмбаннфюрер, извините, у меня приказ от начальства обратиться к вам с дальнейшими распоряжениями насчёт дополнительной обороны Центра!" - опешил Лангера офицер. Петер остановился.

- А что там насчёт дополнительной обороны?

- Поступило предложение перебросить сюда силы первого корпуса мёрдер-юнгеров, господин Штурмбаннфюрер!

- Тогда доложите, что предложение принято, этот центр слишком важен, чтобы пренебрегать возможностью его защитить. Выполнять!

___________________________________________________________________

Длинная шеренга курсантов выстроилась на площади академии.

"Двести пятьдесят курсантов первого корпуса построено по вашему приказанию, господин Гауптман!" - отчеканил офицер.

"Смирно!" - скомандовал директор академии. - "Курсанты! Долг зовёт! Родина в опасности, а вам поставлена боевая задача – первый корпус отправляют на секретное задание! Не подведите своих учителей, мы в вас верим! Хайль Хитле!"

Шеренга курсантов синхронно ответила боевым кличем – "Хайль Хитле!"

Динамики по всей площади издали сигнал и колонны юнгеров лёгким бегом двинулись к грузовикам Ford V3000S.

Иоахим и Акош всегда были рядом – во время обучения, сидели за одним столом в столовой и за партой в классе, шкафчики их оружия были рядом, а сами они жили в одной комнате с ещё несколькими курсантами.

Вот и сейчас они залезли в один грузовик. Глаза Акоша горели, он ждал этого момента с самого своего поступления в академию, он шутил, иногда осматривая свою винтовку, толкая рядом сидящих юнгеров, подбадривая их.

Беккер же наоборот – притих. Он задумался о том, что ждёт его дальше, иногда посматривая на уходящий вдаль замок академии и прислушиваясь к скрипам грузовика, то и дело подскакивающего на кочках.

- Как думаешь, что это ещё за боевая задача? К чему секретность? Может ты рано радуешься и нас везут не на фронт? - спросил Иоахим у Акоша.

Акош перестал улыбаться и на мгновение задумался.

- Да какая разница, главное, что, эта чёртова академия позади, меня наконец-то ждёт моё призвание – война. Тебе не испортить мне настроение, Беккер.

На лице Акоша вновь появилась улыбка и он ещё с большим смехом стал рассказывать шутки.

Колонна грузовиков растянулась от замка в сторону ближайших гор.

___________________________________________________________________

Лангер надел белый халат и зашёл в дверь, над которой висела табличка "Лаборатория, вход посторонним строго исключён!"

Перед взором Петера предстали широкие комнаты со стеклянными дверьми, на столах стояли склянки с веществами разного цвета. Повсюду ходили учёные, которые занимались своим делом. В лабораториях Рейха запрещалось приветствовать старших по званию, чтобы работа не останавливалась ни на секунду, поэтому людям в халатах не было дела ни до чего. Отвлечь их внимание могло разве что присутствие самого Фюрера, ну или сигнал тревоги.

Только один из учёных поправил очки, увидев вошедшего Штурмбаннфюрера, после чего подошёл к нему и протянул Петеру руку.

- Приятно познакомиться, Господин Лангер, я доктор Кёлер.

Петер пожал протянутую руку.

- Мне тоже приятно увидеть вас вживую. Я много о вас слышал. Скажите, как у вас тут дела с проектом?

- Всё прекрасно, лабораторные опыты на заключённых показали отличный результат, стопроцентная смертность у крыс, кроликов и людей.

Доктор подошёл к столу и открыл дверцу, из неё он достал снаряд размером с кружку, только более продолговатую.

Петер отошёл на шаг назад.

- Не бойтесь, он не заряжен, господин Штурмбаннфюрер, не будем же мы держать заряженный прототип в лаборатории. Но если вы хотите, то могу показать, как это работает.

- Я за этим и приехал, доктор. - Лангер взял снаряд в руки, покрутил его и рассмотрел.

- Тогда прошу в испытательный отсек.

___________________________________________________________________

Ашок, как и ещё несколько курсантов – спал, прислонившись к своей винтовке.

Беккер же уснуть не мог, он иногда посматривал на спящих, закрывал глаза или осматривал свою винтовку, что скоро ему надоело.

Вдруг он увидел, что грузовик заехал в лес. В нос ударил свежий воздух.

- Эй, Акош, проснись, смотри!

Венгр медленно открыл глаза и протёр их.

- Эх ты, мне такой сон снился... Что там у тебя?

Но ответа не последовало, ведь Акош всё увидел сам.

Картинка леса менялась каждую минуту, деревья скрывались от взора, а на замену им появлялись новые, совсем непохожие на предыдущие.

За этим можно было наблюдать бесконечно, тем более, что дышать стало легче.

Колонна остановилась. Проснулись и остальные курсанты.

- Ну и чего мы встали? - Акош хотел было уже встать и выйти из грузовика, чтобы разобраться, но к кузову подошёл унтер-офицер.

- Всё в порядке, парни? Никого не тошнит?

- Никак нет! - ответил один из курсантов.

- Это хорошо. Скоро приедем на место назначения. Заступаете под моё командование, меня зовут Адольф Краузе. По приезду стройтесь с остальными, всё ясно?

- Так точно! - ответили юнгеры хором.

Краузе скрылся и через несколько минут колонна снова двинулась.

___________________________________________________________________

Доктор Кёлер вёл Лангера по отсеку, рассказывая о тонкостях оружия разработанного в стенах этого центра, пока они наконец не пришли к стойке с образцами.

- Тут десять единиц оружия, прошедших испытания. Буквально сегодня привезут ещё сотню образцов, созданных по чертежам, прошедшим все проверки инженеров. - Доктор Кёлер рассказывал всё это с большим энтузиазмом, видно было, что он любил эту работу.

Образец представлял собой орудие с толстым стволом длинною в половину миномёта.

- Какое рабочее название оружия? - Лангер внимательно осматривал каждый образец, немного наклонившись.

- Мы назвали его "Вердаммунг-1945". А вот снаряды с веществом... это самое интересное, мы назвали "Кара". На наших врагов, господин Штурмбаннфурер, кара за то, что убили миллионы наших немецких сынов, несущих свободу всему миру. И с помощью этого оружия мы изменим ход войны. - Тон доктора сменился на серьёзный. Черты его лица стали грубыми. Похоже, что в этих словах кроилось что-то личное.

- Я слышал о том, что три ваших сына погибло под Сталинградом, мои соболезнования, господин Кёлер, они были отважными солдатами, защищающими идеалы и цели великого Рейха до конца. - Лангер немного наклонил голову, поникнув. На самом деле ему было плевать на смерть чьих-то детей, но такая вежливость была полезна работе.

- Но не будем отвлекаться, пройдёмте в испытательную зону. - Доктор будто не услышал слова соболезнования и подошёл к лифту, нажав кнопку вызова диспетчера. - Доктор Кёлер, испытательные уровни.

Из динамика рядом с кнопкой послышался одобрительный ответ диспетчера и двое вошли внутрь лифта, который через пару секунд стал опускаться вниз.

- Но есть одно но, господин Штурмбаннфюрер. - Кёлер нервно почесался, будто выдавливая текст дальше. - Нужны полевые испытания. В лабораториях показатели просто великолепные, но перед тем, как отправлять оружие на фронт – нужно проверить его... скажем так, в настоящем бою. Иначе всё может пойти крахом.

- Что вы имеете в виду, откуда я вам в глубоком тылу Германии найду боевые действия? - Петер недоумённо посмотрел на доктора.

- Дело щепетильное, конечно, но я знаю о том, что сюда могут передислоцировать целый корпус юнгеров из королевской академии. Может...

- Вы предлагаете проверить оружие на кадетах? Сколько человек в корпусе? Сотни три? Вы готовы на такие жертвы? - Лангер перебил доктора.

- Но вы только подумаете о том, что чем быстрее мы закончим испытания оружия, тем быстрее отправим его на фронт. Приблизим победу Рейха, господин Лангер. Неужели жизни трёхсот человек стоят победы целой страны?

Лифт открылся. Перед лицом Петера предстал целый полигон размером с два футбольных поля. Сам доктор и офицер находились в комнатке, отделённой от полигона двумя окнами с пуленепробиваемым прозрачным стеклом.

Кёлер подошёл к микрофону и проговорил:

"Начать испытания номер сто пятьдесят два, воздействие Кары на отряд противника."

Лампочки в комнате загорелись красным. Диспетчер по громкой связи объявил:

"Внимание! Начато испытание орудия массового поражения! Всему персоналу занять свои места, отряду Волк-три приступить к своей работе!"

Железная дверь на середине полигона открылась. Из неё вышло семь человек, это были заключённые, выглядели они истощённо и еле передвигались.

Сзади их подгоняли солдаты, тыча им в спину винтовки. Когда те достигли центра полигона – солдаты убежали в уже закрывавшуюся железную дверь.

Из противоположной части ангара вышел солдат. Он был одет в специальный костюм, защищающий от химического воздействия. На нём так же был надет противогаз, а в руках он держал один из образцов Вердаммунг-1945.

Истощённые мужчины не успели даже среагировать, как солдат выстрелил в их сторону. Снаряд взорвался и накрыл группу людей фиолетовым дымом. Прошло около минуты и, когда дым рассеялся – все семь испытуемых лежало на тех местах, где буквально недавно стояли ещё живыми.

Кёлер в трепетном ожидании посмотрел на Лангера.

- Почти мгновенная смерть, Господин Штурмбаннфюрер.

___________________________________________________________________

Унтер-офицер Краузе смотрел по сторонам, пока водитель делал своё дело, объезжая кочки и корни деревьев.

"Мы пребудем к месту назначения через два километра" – рассчитал Адольф, рассматривая карту местности.

Вдруг из кузова грузовика послышались глухие удары.

- Останови, это радист. - Приказал Краузе.

Машина остановилась, а за ней замерла и вся остальная колонна.

Офицер вышел из кабины и подошёл к кузову.

В нём сидело несколько курсантов, у одного из них было радиоустройство. Он убрал от уха трубку и протянул её Краузе.

Офицер застыл, внимательно выслушивая приказы сверху. Мёртвая тишина длилась около минуты и оборвалась лишь фразой "Так точно, Господин Штурмбаннфюрер, будет исполнено."

___________________________________________________________________

- Опять остановились, чёрт возьми! - Недоумевал Акош. - Я пешком быстрее бы дошёл.

Иоахим закатил глаза.

- Да успокойся, вояка, наберись терпения.

Внезапно к кузову подбежал один из курсантов из другого отряда.

- Ребята, нужна помощь – нужно перетащить ящики, есть добровольцы?

Акош встал и повернул голову к Иоахиму:

- Пошли, разомнёмся, я больше не могу сидеть.

Беккер сложил руки и поднял бровь:

- Нет, хочешь – вызывайся, а то я ещё спину сорву.

"Как хочешь" – венгр выпрыгнул из кузова вместе с ещё несколькими юнгерами.

Прошло около двух минут, как грузовик завёлся и двинулся с места.

Иоахим сидел с закрытыми глазами и от неожиданности уронил винтовку.

- Что за чёрт!? Почему мы едем?

- Понятия не имею. - Ответил один из юнгеров, который был удивлён не меньше.

Беккер смотрел на удаляющиеся грузовики остальной колонны, возле которых ходили курсанты с ящиками. На мгновение ему показалось, что он увидел Акоша, он пригляделся внимательнее, но грузовик отъехал слишком далеко, чтобы разглядеть знакомое лицо.

Через полчаса половина колонны прибыла на место.

Выпрыгнув из кузова, Иоахим заметил идущего мимо унтер-офицера и сделал ему навстречу пару шагов:

- Разрешите обратиться, господин Краузе!

Тот остановился, посмотрел на юнгера и ожидающе поднял брови:

- Разрешаю.

- А почему вторая часть колонны отстала?

- Приказ командования, у них появилась другая задача, а наша – расположиться и закрепиться в этом месте, понятно?

- Так точно, господин унтер-офицер!

Краузе отвлёкся, увидев кого-то позади юнгера и отправился в сторону построек.

Иоахим обернулся и увидел выходящих из здания, похожего на штаб, офицера СС и человека в белом халате. Краузе шёл к ним.

Но сейчас Иоахиму было это безразлично.

Он осмотрелся и заметил, что место, куда его привезли – находится на горе.

Юнгер посмотрел вдаль. Перед ним предстал живописный вид.

На мгновение Иоахима охватило жуткое чувство, что он больше никогда не увидит своего друга Акоша. Где-то вдалеке послышались взрывы, за которыми поднялся туман фиолетового дыма.

2

Отзывы 0

Пока не оставлено ни одного отзыва.

Оставить отзыв

Войдите или зарегистрируйтесь что-бы оставить отзыв.