05. Дьявольский механизм

Три...Два…Один. Люк закрывается, погружая мир во тьму, словно крышка гроба, подводящая итог. Запорный механизм с легким недовольством отступает в пазы, передавая свое многоступенчатое возмущение тряской. Кажется, этот бездушный механизм единственный, кто не желает им смерти. И все же падение с усиливающимся чувством невесомости постепенно перерастает в ускорение.

Четыре огненных росчерка, затем перегрузка, удар. Потолок бронебойного снаряда раскрывается мгновенно и из капсул спешно выбирается десант. Так должно быть в теории. На практике же первым вылез Прайс, даже почти не пошатываясь. Винтовка на изготовку, враг не замечен. Осмотрелся. Из второй шахты, будто рыба на берег, выкинулся шлем капитана. Чуть погодя показался и сам Дэвис. Попытался встать в полный рост, но, заложив опасный крен, вернулся к четверенькам и излил содержимое желудка в свое недавнее пристанище. Люк доставщика понимающе захлопнулся, обезопасив пользователя от позорного падения в собственные рвотные массы.

— ... Докладывай… Че там?...

— Вижу цель, пока не активна, вроде нас еще не засекла. Несколько десятков орудий ПВО по всей долине, - боец достал планшет с картой и, сверившись, добавил, — В целом, чисто.

Пробурчав что-то утвердительное, Итан натянул броню обратно и принялся за халтурщиков. Бывший сержант не шевелился, все еще пристегнутый ремнями безопасности, от чего спасатель с энтузиазмом занялся приведением товарища в чувство. И, если быть честным, то со слишком уж большим рвением и жесткостью, так что неудивительно, что жертва потянулась за оружием сразу же, как только смогла различать тени.

— Больной ублюдок! - прокомментировал Дэв, когда перехватил руку, вцепившуюся в осколочную гранату. — Ни к пистолету, ни к ножу, охренеть, блин. Долбанный маньяк-суицидник! Вылезай, принцесса, пока я не наложил в штаны в твоем замке.

Четвертого бойца первой волны не пришлось долго ждать, под натиском ругательств и пары пинков люк все же раскрылся, предоставив к рассмотрению размозженные останки.

— Отказали тормозные предохранители, - подытожил Райан нецензурную брань товарищей. — вмазался так, что не отскребешь.

— Ходу, ходу, ходу! - отреагировал на движение робота Теадор, выпустив очередь по ближайшей пушке. Ко всеобщему удивлению, она и вправду поникла, а затем сдетонировавший боезапас вернул боевой дух поредевшего отряда в норму.

— Отлично, с этим можно работать. Прайс, на тебе пушки, давай что-нибудь потяжелее! Капитан, с вас кавалерия. Действуем по плану!

— У меня был другой план! Там горячие точки должны были сменится горячими цыпочками, а не вот этим всем.

— Хороший план, мне нравится, - кивнул Теодор, набирая код вызова стратагемы.

— А то!

Со второй волной пришли и первые боевые потери. Одного из неудачливых бойцов гигантская махина просто-напросто переехала. Хищные гусеницы размером с танк сначала урвали плащ замешкавшегося солдата, а затем, словно в фильмах ужасов, подтянули к себе и тело. Другой же словил заряд из автопушки и разлетелся кровавыми ошметками, обрызгав дождем двух оставшихся. Кошмар только начинался.

— Огонь, Прайс! - ракета прочертила дымный след прямиком в грудь этого монстра, разорвавшись там огненным цветком, и на секунду махина замерла. Но лишь для того, что бы из ее динамиков раздался нечленораздельный рев на мерзком языке киборгов. Верхняя часть корпуса машины развернулась в сторону наглецов и тяжелый пулемет окатил их свинцом.

Отвлечение удалось, остатки второй группы успели ретироваться из-под шасси механического чудовища, но обошлось это выбывшим лейтенантом. Продырявленный мясной мешок каким-то чудом все еще был жив и мертвой хваткой держался за ремень пусковой установки, что волочилась следом.

— Я уведу его, поставь в строй или замени, - холодный и расчетливый голос Хейза не вязался с тем, что он понимающе положил руку на плечо напарника. Тот лишь коротко кивнул, занятый реанимацией.

Гранаты не способны были причинить этой бронированной туше сколь угодно серьезный урон, но здорово отвлекали ее внимание. Пока тактический специалист уводил железку в сторону, проснулась наконец и планетарная система обороны предателей, бывших когда-то людьми. С неба сотнями посыпались киборги всех мастей и разновидностей, из-за чего стало по-настоящему жарко.

Последний солдат второго отряда все же пробился через ораву пытающихся растаскать его на части кибернетических собак и направил свою чудо-пушку в голову полуживого Теадора. Излучатель частиц принялся на глазах восстанавливать повреждения, будто бы обращая время вспять.

— Отряд Бейли, - представился “медик”, чуть погодя добавив. — То, что от него осталось. Неважно, возвращаю долг.

Прайс ответил общепринятым жестом подтверждения, но тут же скомандовал рукой назад. Спаситель, судя по всему, был опытным бойцом, так как мгновенно понял намек, однако инстинктивные рефлексы сыграли в этот раз против него. Лихо развернувшись на месте, ветеран втопил спусковой крючок и будь в руках у него верная винтовка - все бы обошлось, однако излучатель равнодушно осветил подкравшегося киборга, что с силой всадил клинок в десантника. Когда нанизанное на сталь мясо сползло на землю, свидетели этой ужасной казни окатили палача огнем.

В бой уже вошла шестая волна, но в живых была едва ли половина от запланированного числа солдат. Кто-то сгорел заживо благодаря поджигателям, бывших ранее солдатами регулярных частей, ныне же превратившиеся в безумных огнеметчиков. Других на части искромсали практически неубиваемые мясники, вооруженные всевозможными пилами и резаками, мало того - эти великаны из плоти и металла могли пережить прямой выстрел даже из противотанкового орудия. Теми, кто еще не пал, занимались глыбы.

— Твою же ракетницу, Тео, быстрее! - Дэвис безуспешно поливал огнем бронированного колосса, который уже наводил орудие на незадачливый расчет. Но на подмогу пришел собственный. Пилот Шагохода вклинился в эфир: “ — Ложись, кто хочет жить!” - после чего вращение стволов тяжелого пулемета перешло в опустошительный шторм, выкашивающим одного врага за другим. Всех, кроме тяжело бронированного гиганта киборгов, закрывшегося ростовым щитом.

— Бен, накрой его огнем с фланга, Дори, подстрахуй с другого, потом прикроешь девятый отряд...нет, четвертый, девятый только что сгорел. Бля.

Машина, оттянувшая смерть первого, принялась за менее защищенных, дожидаясь, пока щитоносец под перекрестным огнем с еще двух роботов достаточно раскроется. Однако такая концентрация огневой мощи не осталась незамеченной камнем преткновения этой операции. Под выстрелами его орудий бронированная кабина пилотируемой Беном машины оказалась не прочнее фольги. Изрешеченный корпус объяло пламя и последовал взрыв.

— Сука! - выругался командир бронеотряда, разворачиваясь корпусом к убийце. Левую руку шагохода заменяла пусковая установка, из которой с воем вылетели самонаводящиеся ракеты. — Дори, отходи!

Приободрившись в результате поддержки своего механического покровителя, уступающая ему в размерах, но не в мерзости глыба снова ожила, намереваясь перейти из обороны в атаку. Этому должна была помешать выпущенная лейтенантом ракета, однако по трагическому стечению обстоятельств монстр успел закрыться щитом, от которого снаряд срикошетил в отступающий шагоход.

— Ты убил её! - взревел пилот, который, вероятно, обезумел от потери двух товарищей подряд. Ибо как иначе объяснить то, что его машина занесла ногу над Прайсом и наверняка раздавила бы его, если бы не злопамятный осадный робот. Так или иначе, теперь двумя счастливчиками интересовался лишь киборг, с холодным расчетом дожидающийся, когда у тех опустеют магазины.

Прежде, чем это случилось, он сотрясся от взрывов за его спиной, несмертельных, но все же достаточно мощных, чтобы он раскрылся. А затем подобно ангелу смерти из-за его спины вылетел Хейз и, прочертив дугу на прыжковом ранце, приземлился прямо перед глыбой. Серия выстрелов из автоматического дробовика в упор опрокинула тушу на спину, завершив тем самым круг почета, который сделал Райан с момента расставания со своими людьми.

— Вижу, вы все еще живы, ньюфаги, - поприветствовал он их.

— Как раз занимались выпиливанием олдов, - с черной иронией заметил Дэвис, перезаряжая оружие.

“Старичок” недоуменно склонил шлем на бок.

— Дружественный огонь, - признался Теодор, отцепляя опустевшую разгрузку для ракет. — Я знатно облажался.

— Бывает, - и словно бы подтверждая то, что майор знает, о чем говорит, последний шагоход, отступающий под напором противника, подорвался на противотанковой мине. — Я тоже.

— И каков наш план теперь? - обратился лейтенант к старшим по званию.

— У меня только два, при чем первый вы уже слышали, - со злостью заявил Дэв, досмотрев как погиб третий отряд. Последнего бойца размазало им же вызванной ранее капсулой с боеприпасами. — Завалить его мясом.

— Первый мне нравился больше, - остановил солдата командир, когда капитан уже собирался бросить маяки подкреплений. — Больше группа — больше потери. С того времени, как нас разбили в регионе Хиггса, мы были вынуждены действовать небольшими отрядами и всегда противостоять превосходящим силам противника.

— Предлагаешь завалить его в одиночку?!

— Нет, четыре человека. Вот оптимальное количество десантников, необходимое для выполнения любой поставленной задачи, включая эту. Слаженная командная работа небольшой оперативной группы, упор на качество, а не количество, за этим будущее. Об этом говорил полковник.

— Робинсон, - согласно кивнул Итан. — Слышал, ты все же смог отомстить за него.

— Да... И нет. Я не уверен. Властелины улья хоть и штучный товар, но не единичный. В чем я не сомневаюсь, так это в том, что оно того не стоило.

— Не стоило, значит? - боец еще раз взглянул на зажатые в ладонях передатчики. Эти небесно-голубые шарики были чуть ли не единственным средством общения с кораблями на орбите.

— Наши руки запачканы кровью, в том числе и кровью наших собственных товарищей, и от этого не отмыться уже никак. Я побывал в аду... И знаешь чем отличается твой мир от моего? Объемами литров красного. Вам решать, с этим жить, и умереть.

Звуки войны почти затихли, когда большинство ее участников уже истребили. Лишь периодические срабатывания мин шептали о неумолимо приближающейся развязке.

— Мы же не армия, верно? Нам не нужно всем здесь умирать. Нам ведь не нужна победа любой ценой, так?

— Ты прав, Теодор. Мы не армия, но победа нам нужна. Мы адский мать его десант и если единственный дьявол, которого я знаю лично, назвал честную цену, я не собираюсь переплачивать.

— Решено, действуем по первому плану.

Прыжковый ранец давал Прайсу достаточную мобильность для того, чтобы успевать зачистить зону посадки от врагов и пушек ПВО, препятствующих доставке стратегем. Двое же пеших вполне успешно справлялись с заманиванием уже изрядно потасканного осадного робота и отстрелом подкреплений, оказавшихся достаточно удачливыми для того, чтобы пережить высадку в заминированной зоне. Однако планы в который раз продемонстрировали свою тягу к саморазрушению.

Очередное подкрепление свалилось в зачищенную Теодором зону, пока еще свободную от мин. Гигантский Полководец отрезал Хейза от напарника, грохнувшись с неба в двух шагах от солдата, оказавшегося в ловушке. Итан в отчаянии жмет на спуск, но безоткатная винтовка молчит, с жестоким безразличием напоминая о перезарядке.

— Беги! - капитан понимает, что это безвыходное положение, сзади минные поля, через которые к ним со взрывами продирается главная цель, впереди бронированный и неуязвимый к оставшемуся у командира оружию колосс, миновать которого никак не получится... И все же он не может молча стоять и смотреть, как погибает его друг: — Беги, Райан, я прикрою!

Тактический специалист-майор разжимает руки и винтовка падет в сажу. Хейз снимает шлем и непринужденно бросает его к подчиненному. Кроваво-красный луч за спиной дьявола устремлен в небо. Его сияние странным образом преломляет свет, отчего кажется, что над головой бывшего сержанта сияет нимб. С грустной улыбкой он прощается с боевым товарищем: “— Нет.”

Последним театральным жестом он разводит руки в стороны, в каждой из которых мерцает светом шар-маяк, в это же мгновение киборг-полководец заносит молот для удара… Авианалет, взрыв...

Закатное солнце затмевает поток щебня и сажи, встревоженных реактивными турбинами шаттла. Корабль, выкрашенный в черные и синие цвета, опускается медленно, величественно, будто бы колесница, въезжающая в завоеванный город. Возможно, капитан Дэвис встал бы по стойке смирно и отдал бы честь людям, которых едва узнал, смутно припоминая их как высшее военное командование, если бы ему было хоть какое-то дело до них.

Идеально отутюженные брюки, начищенная до зеркального блеска обувь, мундиры, усеянные орденами, медалями и наградами. Этот образ, постоянно транслируемый в сми, внушал уважение, трепет и веру. Во все времена это отлично работало в деле придания убийству налета патриотизма, священного долга и великой чести. Однако Итану было реально плевать, он не хотел говорить, оскверняя спокойную тишину какой бы то ни было речью.

По трапу спустился командный состав Адского десанта, чья парадная униформа резко контрастировала с мрачными тонами поля боя, испещренного воронками и щедро усеянного многочисленным реквизитом войны.

— Отличная работа, капитан, - похвалил солдата один из офицеров, протягивая тому инфопланшет. Тот держал в руках единственное, что осталось от погибшего командира, и вовсе не собирался менять его на кусок пластика и стекла. Прибывший вместе с группой Адмирал Инагаки доверительно протянул руки, предлагая свою помощь. С некоторым замешательством Итан все-таки передал тому свою реликвию.

— Подойди, сынок, - обратился еще один из офицеров, но уже к Прайсу.

— Что это? - не особо вчитываясь и без энтузиазма спросил капитан.

— В исключительном порядке, за выдающиеся заслуги перед человечеством, мы приняли положительное решение по вашему ходатайству об отставке. Этот документ признает все ваши достижения и по достоинству воздаст вам должное в гражданской жизни. Мои поздравления, капитан, и с почетной отставкой вас, - по завершению этой пафосной речи все как один офицеры отдали честь.— Вас мы также поздравляем, капитан Прайс, с очередным воинским званием.

— Что будет с ним? - Дэв бросил болезненный взгляд на единственно уцелевший фрагмент брони напарника. Делегация стала неуверенно перешептываться и обсуждать кое-что между собой. Тогда слово взял Адмирал: — Я не был ему близким другом, я даже не был ему командиром. Мы были просто два солдата, потасканных этой жизнью, и иногда нам было что рассказать друг другу. Как-то он поведал мне историю об ужасе с Ошоне и о том, какой ценой ему удалось отомстить за полковника Робинсона. В другой раз мы летели в такую даль галактики, о которой не все из вас знают, - он бросил снисходительный взгляд на своих пассажиров, часть из которых высказывала недоумение, а некоторые лица серьезно ужесточились и резко напряглись. — Три взвода погибло выполняя свою цель, без славы, без почестей, никто даже не узнает о том, что они существовали и какой неоценимый вклад внесли в дело сохранения нашей свободы, мира и процветания. Я не знаю, с каким кошмаром он там сражался, но он вернулся. Вернулся с победой. А это? - адмирал указал на разбитые орбитальным ударом останки осадного робота.— Как победить что-то подобное обычному смертному? Как противостоять врагам, которые на поле боя имеют воплощенных богов войны? Внушающих ужас, способных выкашивать сотни, тысячи солдат? Ответ прост - никак. Поэтому нам нужен собственный. Пусть даже он станет дьяволом, но он нам нужен. Нам нужен герой! Непобедимый символ, способный вдохновить миллионы. Легенда, способная разогнать мрак самого жуткого отчаяния. Союзник, что способен вытравить страх из самой трусливой крысы и превратить ее в ревущего льва одним своим присутствием в рядах наших войск! - Инагаки повертел шлем в руках. Без харизмы своего предыдущего владельца он как будто бы утратил свою магическую силу и превратился в потрепанный кусок сталепласта. — И вот он мертв, наше лучшие оружие уничтожено, а его прах развеян по ветру. Надежды больше нет. Но так ли это? - после этого вопроса напрягся уже Дэвис, его лицо стало пепельным в предчувствии чего-то нехорошего, он понимал к чему все идет.

— Может быть и нет. - Твердо ответил Теадор, стоявший рядом и с вызовом бросившим взгляд на группу штабных.

— Ты понимаешь, что ты делаешь, мальчик? - скептически спросил один из них.

— Ты не обязан…- прошептал полностью растерявшийся и раздавленный Итан.

— Никто не обязан, но каждый должен идти по своему пути. Мне нравится ваш план, он понравился и командиру, но это ваш план и только вам ему следовать. Пора сменить горячие точки на что-то менее смертельное, не правда ли? - улыбнулся сослуживец. — И я вам не мальчик, а военнослужащий адского десанта, капитан Теадор Прайс! - встав по стойке смирно, он отдал честь. После некоторой тишины, судя по всему, один из самых старших среди них произнес: — Больше нет. - он оглядел своих коллег, выискивая признаки поддержки или несогласия.

— Больше нет. Больше нет. Больше нет….- вторили голоса, сопровождаемые согласными кивками. К солдату подошел Адмирал и поднес тому шлем.— Действительно больше нет? Обратного пути не будет.

— Больше нет, - согласился Прайс.

— Прости, что позволил тебе это сделать. Я так устал от этого всего, что предал тебя, командира, предал вас обоих. Я должен был стать следующим призраком, они хотели этого. Они для этого на самом деле прилетели сюда. Только за этим…

— Да, этого хотели они. Но ты не предавал нас. Майор передал этот долг мне. И хоть его превратили в дьявола, даже он не стал бы поступать так жестоко со своим единственным другом.

— Ты не знаешь…

— Нет, знаю. В момент первого взрыва я был в воздухе, преломляющее поле перенесло его в сторону и за секунды до детонации мин он отсалютовал мне жестами “подтверждаю”, “вперед”.

— Вот значит как... Похоже на него... Думаю, проживи он дольше, то написал бы жестами пару-тройку стихов, - вымученно улыбнулся Итан.

— С удовольствием бы их послушал, прочел. Не знаю. Прощайте, капитан Дэвис, - солдат протянул руку.

— Уверен, он их когда-нибудь напишет. Прощайте, Теадор, Хейз.

Еще больше Entertainment'а в Ksaitr Project

3

Отзывы 0

Пока не оставлено ни одного отзыва.

Оставить отзыв

Войдите или зарегистрируйтесь что-бы оставить отзыв.